суббота, 27 июня 2009 г.

Кандыбко Виктория Андреевна. Выпуск 1955 года.

Викторина Андреевна Кандыбко (в девичестве Овечкина) родилась в 1932 г. в Харькове.
В 1941 г. была эвакуирована в Чебоксары, столицу Чувашии, где закончила школу.
В 1950 г. поступила на отделение журналистики филологического факультета.
Поступление
- Я до сих пор помню фразу из справочника для поступающих: “отделение готовит высококвалифицированных советских журналистов”. Разве можно было устоять (улыбается)?.. Таким было мое поколение: мы все хотели быть космонавтами, журналистами… Хотели активно вмешиваться в жизнь, участвовать в общем деле…
Экзаменов было четыре: сочинение, история, география и немецкий язык.
- Больше всего я боялась сочинения. Поэтому, как учили, выбрала самую простую тему: «Новые люди» по роману Чернышевского «Что делать?». Удивительно, что такие вещи, как темы сочинений, не поддаются влиянию времени…
Все экзамены были сданы на «отлично». Следующее испытание - собеседование. 
- На собеседовании присутствовали зам. декана факультета, Антонина Ивановна Редина, и секретарь комсомольской организации, Юра Воронов . Редина стала меня настойчиво отговаривать: “Зачем вам, девочке, на отделение журналистики? У нас есть классическое отделение, испанское отделение…” Тогда я почувствовала даже какую-то силу: я сдала все экзамены на пятерки и имела право быть зачисленной. Поэтому сидела упертая. Тогда она спросила у Воронова: “Ну что, Юра, возьмем?” Он посмотрел на меня, опустил взгляд и сказал: “Давайте возьмем”. Так я была зачислена.
Факультетская жизнь
На всем первом курсе было 75 человек: 3 группы по 25 в каждой. Причем, в каждой группе было ровно по 5 девушек. Разделялись группы только по иностранному языку: немецкому, английскому и французскому.
- Всем нам, безусловно, очень повезло, что мы учились именно на филологическом факультете. Мы могли свободно посещать разные курсы литературы, которые вели крупнейшие специалисты. Античную литературу, например, я слушала у супругов Тронских…
Студенты-журналисты регулярно выезжали в Лен. область строить животноводческие комплексы, играли в университетском самодеятельном театре, занимались спортом.
- Это было поколение отчаянных молодых людей. Мы мечтали поехать на просторы нашей большой Родины. Всегда быть на передовой. Как нам тогда внушали, подмечать ростки нового, например, на производстве, и делать достоянием широких масс. Находить интересных людей. Выявлять недостатки и этим помогать прогрессу. Нас учили заниматься организаторской работой, помимо корреспондентской. Я, например, работая в молодежных редакциях, проводила всевозможные конкурсы, организовывала интересную жизнь молодежи… Вот так и жили мы. Много тогда было фронтовиков, ребят из партизанских отрядов. Со мной на курсе учился Лев Маляков, который партизанил в Псковской области и в Блокаду был одним из организаторов обоза с продовольствием из Псковской и Новгородской области. Обоз претерпел множество бедствий в пути и окольными путями добрался до Ленинграда. А сейчас Маляков писатель, поэт, член Псковского Союза писателей. В одной группе со мной училась Майя Борисова . На одном курсе учился Игорь Захорошко, один из редакторов «Смены» и ответственный секретарь журнала «Молодая гвардия»; Игорь Горбачев, который играл Хлестакова в нашем студенческом театре, его потом пригласили на профессиональную сцену; Алла Белякова, одна из редакторов «Смены» и директор АПН Ленинграда. А еще Борис Фельд . Курсом старше учился Игорь Масленников. А на четвертом курсе – Юра Воронов. Да всех сейчас и не вспомнить. 
Производственная журналистская практика
Первой журналистской практикой тогда еще студентки Овечкиной были публикации в газете «Ленинградский университет» на первом курсе. 
После второго курса она работала в типографии им. Володарского. 
Третья ее практика проходила в Пятигорске. В 1953 году. В газете «Пятигорская правда».
- Нас с подружкой Светой Свинобаевой как самых прилежных учениц Борис Абрамович Вяземский направил в Пятигорск. На курорт. Но предупредил: “чтобы никаких шашней”. А мы с ней очень серьезно относились к учебе. Света ни разу за пять лет учебы не получила четверку. Вот такая она была умница, моя Светочка… Приехали мы в Пятигорск. Целый месяц усиленно работали, чтобы зачли практику. А потом на отчетно-выборной партийной конференции я познакомилась с Петром Аркадьевичем Кандыбко, моим будущим мужем, который, между прочим, тоже был корреспондентом «Пятигорской правды». Работать стало труднее. Такую он мне лапшу на уши вешал (смеется)!.. А потом мы рассорились, я получила характеристику в «Пятигорской правде» и вернулась в Университет.
О нашем. О женском…
После окончания 3-го курса Викторину Андреевну направили в Кисловодск по путевке. Там они с Петром Макаровичем Кандыбко снова встретились. Совершенно случайно. На вокзале. А вернувшись в Ленинград, она стала получать письма. В каждом – фиалка с г. Машук.
После 4-го курса Викторина Андреевна поехала к родителям на Волгу. Вместе с Петром Макаровичем. А уже через месяц надо было собираться на практику в Харьков. 
- Я подумала тогда: приеду на пятый курс – и что же, опять не замужем? И мы зашли в ЗАГС и расписались. А ЗАГС был просто изба. Внутри щами пахло, кашей. И ступеньки шатались. Я потом в газете «Молодой коммунист» про этот самый ЗАГС написала, материал так и назывался «Избушка на курьих ножках»… Так вот, расписались, и он уехал. А мама меня к нему не пустила. Сказала: “Тебе на практику через месяц – отдыхай”. А мне уж, конечно было не до отдыха…
Потом Викторина Андреевна отправилась в Харьков. В областную газету «Красное Знамя».
- Практика тогда как-то не задалась. Ходила по заводам. Да больше и не помню ничего.
Вернулась в Университет. На пятый курс. Надо было выбрать тему для дипломной работы…
Диплом
- Тогда на отделении только открылась кафедра зарубежной журналистики. И зав. кафедрой Балахонов В.Е. просил всех брать темы по зарубежной журналистике. И ни один не взял! А я взяла. «Вопросы русской и советской литературы на страницах немецкого журнала “Ауфбау”(“Aufbau”)». И так схватилась за эту тему! Меня это характеризует как совершенно непрактичную натуру. Ведь надо было изучить журнал “Ауфбау” за 10 лет, газету “Айнхальт”(“Einhalt”) за 10 лет, и за 10 лет газету “Нойес Дойчланд” (“Neues Deutschland”). И я засела в публичке. Вычитывала, осмысляла рецензии на классиков, на современных авторов. Со сроком беременности 7 месяцев благополучно защитила 2 госэкзамена и диплом. 
Телевидение – это что?
После защиты диплома Викторина Андреевна работала литературным секретарем в республиканской газете «Молодой коммунист» на Родине, в Чувашии. Потом родила дочку и вернулась в Ленинград. В райкоме комсомола Кировского района ее взяли инструктором “с распростертыми объятьями”. Но Викторина Андреевна продолжала чувствовать себя журналистом.
- Я понимала, что не для этого заканчивала Университет. Стала “бомбить” «Смену». Партия тогда призывала к экономии материалов, вот я и отправилась на рейд по заводам. Нашла на одном из заводов склад неиспользуемых материалов и написала о нем в газету. Раскритиковала. «Смене» это понравилось. Не понравилось Первому секретарю райкома партии Кировского района, Иванову. Он вызвал меня к себе и сказал, что, мол, хорошо, что вы пишете о недостатках, но перед тем как публиковать следующий материал, покажите его мне. Но зато в обкоме меня заметили. Я писала, писала, писала… И вот однажды, уже в 1958 г., мне позвонили и сообщили, что Борис Максимович Фирсов , Первый секретарь обкома комсомола, вызывает меня к себе. Дали машину. Я приехала. А там у него сидит Масленников. И говорит мне Фирсов, что они рекомендуют меня на телевидение, в молодежную редакцию. А я и не знала тогда что такое телевидение и с чем его едят - дома телевизора не было. Но делать было нечего. И назначили меня старшим редактором молодежной редакции ленинградского телевидения. А сотрудники редакции против меня устроили заговор: дескать, прислали эдакую партийную даму. И поставили перед фактом: через месяц должен быть готов час эфира журнала «Молодой ленинградец». А было это в 1958 году. Я и до этого работала в молодежных редакциях, и это меня спасло. Я знала, что и где происходит в жизни молодежи. Помню, я пригласила в студию студентов Академии художеств, которые совершили тогда кругосветное путешествие. Для театральной странички набрала выпускников Театрального института: Юрского, Демидовых, Волгина. Подготовила сюжет о выпускниках Вагановского училища: Алле Сизовой, Рудольфе Нуриеве. На Московском вокзале сняла сюжет о проводах целинников. 
Сюжеты смонтировали. Дикторами пригласили Вячеслава Широких и Алису Фрейндлих.
- Когда этот журнал вышел в эфир, я сидела ни жива ни мертва. А Борис Афанасьевич Станчец, тогда директор Ленинградской студии телевидения, сказал потом, что ему журнал понравился… На телевидении я проработала еще 7 лет, до 1965 г., готовила молодежные, детские передачи. Но к тому времени у меня было уже двое детей. Работать становилось все тяжелее. Дети были брошены, а отлучиться от работы было стыдно. К этому прибавилось чувство неудовлетворенности: журнал пройдет в эфир, и никто больше не вспомнит. И я подумала тогда: чем я занимаюсь? Развлекаю людей?.. Решила подыскать более спокойную работу. Более серьезную. 
«Лениздат»
Более серьезной работой оказалось редакторское дело. Ее взяли в «Лениздат». В сельскохозяйственную редакцию. Потом - в краеведческую. 
Одной из самых значимых для нее книг, отредактированных в тот период, была книга «Мы идем по Эрмитажу» Дмитрия Молдавского (1970 г.). Никто не брался ее редактировать – уж очень небрежно была написана. Эрмитаж даже “грозился разгромной рецензией” на нее. А когда книга вышла под редакцией В.А.Кандыбко, то сам Эрмитаж скупил весь ее тираж, а в «Литературной газете» появилась статья с положительной ее оценкой…
Самый свободный человек – пенсионер?..
В «Лениздате» Викторина Андреевна проработала 23 года. А в 55 лет ушла на пенсию.
- Я плюнула тогда на все и решила, что лучше буду сидеть с внучкой. Занялась садоводством. Так все и продолжалось, пока в 1993 г. Леонид Николаевич Плющиков, некогда главный редактор «Лениздата» не попросил меня прийти в издательство «Вести». Редактировать военные мемуары, книги памяти. 
Среди выпущенных Викториной Андреевной книг такие, как «Всеволожский район в годы блокады» В.Н.Глушенковой (2004 г.), «Моя жизнь – авиация» В.Кубарева (2003 г.), «Книга памяти Ленинградской области» (1995 г.), вышедшая уже в 35-ти томах, и многие другие.
В настоящее время Викторина Андреевна, будучи членом Союза журналистов Санкт-Петерберга, занимает в ИПК «Вести» должность заместителя главного редактора. И по-прежнему продолжает работать.
- Мне стыдно. Пора бы уже угомониться, носочки внукам вязать. А у меня все никак не получается повзрослеть. Во мне слишком много комсомольского задора!


Материал подготовила Шушарина Мария 
студентка Международного отделения факультета журналистики СПбГУ

1 комментарий:

  1. большое спасибо Марии Шушариной , эамечательный очерк о моей маме. Я её сын, выпускник 157 школы Ленинграда, и ВИИЯ в Москве. Офицер запаса, преподавал на филфаке СПбГУ и в Москве, в институте Мориса Тореза. 11 лет служил в ОБСЕ, а сейчас в ООН. Светлая память Викторине Андреевне ...

    ОтветитьУдалить