пятница, 4 сентября 2009 г.

Аронов Зиновий Иванович. Выпуск 1963 года.

Зиновий, Майя Двоскина, ДанаКалесник в пути на озеро Рица


Источник: http://shlippenbah.narod.ru/k2part7-6.htm

Был он длинен, худощав,

И имел чудесный нрав.
Не душа - цветов корзина,
Говорили так про Зина,
Потому как доброта -
Наилучшая черта! 

С середины 50-х годов я с Зиновием ежедневно виделся на работе. Мы ездили с ним на поезде во Всеволожскую. Там в редакции газеты "Трудовая слава" он работал в сельскохозяйственном отделе, я - в промышленном. Многие пассажиры поезда меня знали, а его нет. Сельчане с работы домой в поездах не ездят. Пользуясь этим, Зин зачастую входил в вагон, распевая фривольную песню: 

"И опять мои нежные груди завязал ты узлом на спине". 

Я делал вид, что его не знаю, но Зин демонстративно подсаживался ко мне. Так он подшучивал по молодости лет. Как-то его шуточки выразились в пере. Он написал смешную заметку в стенгазету о том, как я будто бы обжигал кирпичи. Написана она по следам вымученной мною огромной статьи о кирпичном заводе "Ермак".
Так, веселясь, мы работали, и веселились, собираясь после работы. Вспоминали забавные случаи из жизни, разливали маленькую на троих, так чтобы хватило на шесть тостов, слушали в исполнении нашего приятеля Игоря Венцеля стихи Саши Черного, юмористические рассказы Аверченко. Поводом для юмора с различными вариациями оценок служил общественный туалет в коммунальной квартире Зиновия. Когда в туалете число ламп соответствует количеству комнат квартиросъемщиков, с трудом, но понять можно. Хотя почему только там? Есть еще кухня и коридор. А какой логике поддается наличие такого же количества крючков в туалете? 

Смешные дебаты продолжались до тех пор, пока Зиновий не переехал со своей матерью Верой Константиновной в отдельную квартиру. Примерно в это время Зиновий познакомился с моими друзьями, и как-то сразу вошел в нашу компанию. Высокого роста, худощавый, и, в отличие от всех нас, светловолосый. Здороваясь, старался спрятать руку, на которой с рождения отсутствовала кисть, а мы старались не подавать виду, что замечаем это. Зато Майя и Дана сразу обратили внимание на его выразительный, умный и добрый взгляд. Доброта действительно была превалирующей чертой его характера. Зин, как мы его звали, не просто сочувствовал в трудную минуту, он старался помочь, ни слова об этом не говоря. Первыми на себе ощутили его доброту мы с Ниной. Не обойдены были его вниманием в случае сложных обстоятельств, как я упоминал ранее, Вава с Даной и другие друзья. 

Летом, однажды, у нас всех совпали отпуска, и мы поехали в Сочи. Там жили Нинины родители. Мой тесть соорудил из саманных блоков очень славный сарайчик с окнами и черепичной крышей, побелил снаружи и внутри. За аккуратный вид я назвал его студией. В этой студии мы все и разместились. Майя с Даной на кровати, а Вава с Зином на широком матрасе на полу. Часто мы засиживались за разговорами допоздна, и тогда я ложился на край матраса, чтобы не будить в доме хозяев, где тоже из-за тесноты Нина с маленькой Олей спали вместе. На полу для троих места не густо. Зин, оказавшись между мной и Вавой, в таких случаях получал наставление - не колоть нас своими костями. 

Зиновий действительно был очень худ и длинен как жердь. Отчего на пляже отличался от многих, если принять во внимание мой каламбур: 

Ежедневно на пляже -
Выставка ляжек.
Жирные очень -
Только в Сочи!


На пляже он умудрился потерять паспорт с аккредитивом сберкассы. Когда на следующий день мы решили отказаться от туристической поездки на озеро Рица, Зин ни в какую не соглашался. Поездка оказалась знаменательна не только красотами гор. На берегу озера - туристов тьма. И вдруг к Зину подходит незнакомый молодой человек и спрашивает: 

-Вы Аронов Зиновий Иванович? 

-Да. А что? 

-Завтра к 12 часам жду вас на пляже, где вы обронили паспорт с аккредитивом. С собой я ваших документов не взял. 

Вот какие радости приносит иногда запоминающаяся внешность. Грусть как рукой сняло. И вообще, с Зиновием нам всегда было весело. Он обладал особой задоринкой. Майя даже перефразировала по этому поводу строчки из Маршака: 

В жару ходили с Зином
Мы по магазинам,
А в сочинскую стужу
Весь вечер шли по лужам.


И уже совсем не по Маршаку оба со смехом добавляли: Никто пути пройденного от нас не отберет ! 

Много забавных эпизодов накопилось за время моего частого общения с ним. Нам и отпуска на работе на зимние и весенние сессии предоставлялись одновременно. Он тоже учился на заочном отделении журналистики, хотя я опережал его на один курс. Подготовка к экзаменам не помешала провести с Зином первую пробу комбинированных съемок на 8-миллиметровой кинопленке, где "параноики рисуют нолики, а шизофреники вяжут веники". 

Зиновий рисовал нолики, Игорь Венцель (тоже коллега по работе и студент - заочник) вязал веники, я появлялся в кадре в двух лицах одно-временно с "братаном", с которым "и по выправке, и по роже мы завсегда были схожими...". Комбинированные съемки удались. Я с удовольствием крутил свой фильм друзьям, воспроизводя одновременно запись известной песни Галича. 

Зиновий ранее принял участие в другой киновыдумке, изображая Витю Сморкачева, несущего в наш дом на Детской улице раскладушку для полета на ней среди облаков. И это было осуществлено посредством комбинированных съемок. 

По окончанию университета в начале 60-х судьба разметала нас по разным местам работы. И мы с ним, увы, уже не могли встречаться часто.

Комментариев нет:

Отправить комментарий