вторник, 25 августа 2009 г.

Невельский Владимир Федорович. Выпуск 1962 года.


Родился 3 апреля  1937 года. Корреспондент газеты "Известия" с 1969 по 1994 год.

Источник: http://www.rg.ru/anons/arc_1999/0806/1313.htm

_____________________________

Итак, героем посмертной булгакиниады стал молодой ленинградский журналист Владимир Невельский (заметим в скобках, потомок знаменитого дальневосточного мореплавателя). Весной 1968 года сотрудник "Ленинградской правды" приехал в столицу по газетным делам. Как раз именно в это время в журнале "Москва" вышел бесспорно лучший роман ХХ века "Мастер и Маргарита". Под впечатлением магической булгаковской прозы Невельский приехал на Новодевичье кладбище и положил на могилу любимого писателя три белые хризантемы. Его окликнула пожилая женщина: 
  - Молодой человек, вы кто и откуда? 
  Несколько удивленный таким вниманием к своей персоне, Владимир представился и назвал по просьбе смотрительницы свой питерский адрес. Вскоре он вернулся в родной Питер и в житейской суете совершенно забыл о странном разговоре у булгаковского надгробья. 
  Через месяц он получает извещение на почтовый перевод. Сумма, по меркам его скромных доходов, огромная. Кто, откуда, за что? 
  Все разъяснило письмо от вдовы Булгакова Елены Сергеевны. Она сообщала, что согласно завещанию ее мужа первому человеку, который принесет цветы на могилу писателя после выхода в свет романа "Мастер и Маргарита", отписывается известная денежная толика. Первым таким человеком и оказался Владимир Федорович Невельский. 
  - На эти деньги я купил катер, - рассказывает ветеран отечественной журналистики. - И назвал его "Михаил Булгаков". Буквы для надписи из латуни старославянской вязью выполнил художник Гознака. Они ярко блестели на борту моего суденышка, на котором я каждый день отправлялся на работу. Жил я тогда на Лисьем Носу, и для того чтобы ошвартоваться у набережной Фонтанки, где находилась редакция, мне приходилось пересекать Финский залив в любую погоду... 
  Все сотрудники не без зависти смотрели в окна, когда после рабочего дня Невельский забрасывал портфель в кокпит катера и отдавал чалки. Полный вперед! Курс на Лисий Нос... Не зря же герой "Театрального романа" работал в газете "Вестник пароходства"... 
  - Однажды я прошел на своем катере по Фонтанке мимо Публичной библиотеки. Там готовились к сессии немало студентов. Завидев на борту сияющую надпись "Михаил Булгаков", они зааплодировали мне и бросились вдогонку по набережной. 
  Надо помнить, что в те времена партийные идеологи весьма настороженно относились к творчеству великого сатирика, над его именем довлела печать "антисоветчика", произведения Булгакова выпускались в свет весьма дозированно, с купюрами. Поведение Невельского можно было расценить как некий вызов властям, своеобразную фронду. По сути дела он создал первый памятник Булгакову в СССР, даром что "движимый". Михаил Афанасьевич не раз бывал в Питере, но даже с его роскошной фантазией, ему, наверное, трудно было представить, что однажды невские воды будет бороздить катер с его именем на борту. 
  К сожалению, память всемирно признанного писателя до сих пор не увековечена достойно ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге. Бронзовое панно на арке дома с "нехорошей квартиры" стащили на металл. А парикмахерская "Мастер и Маргарита" на Садовом кольце скорее принижает имя автора популярнейшего романа, нежели возвышает. Но ведь хватило же металла, чтобы изваять церетелевские мухоморы в зоопарке или гигантскую жабу на Манежной площади?! Слава Богу, хоть киевляне не оплошали: назвали именем Булгакова улицу, а в родном доме писателя открыли презамечательный музей. Москва же по-прежнему в огромном долгу перед своим гениальным бытописцем, создателем наимосковейшего романа. 
  Но вернемся на брега Невы, точнее - на улицу Марата, где в доме с "булгаковским" номером "13" живет бывший капитан катера, он же бывший собкор газеты "Известия" Владимир Невельский. 
  - Владимир Федорович, извините за нескромный вопрос: какая сумма причиталась человеку, который первым принес цветы на могилу автора "Мастера и Маргариты"? 
  - Этот пункт завещания не подлежит оглашению. Но на катер хватило. 
  - А какова судьба "Михаила Булгакова"? 
  - Судьба человеческая: жил, служил, состарился, помер... Обветшавший корпус катера сожгли мальчишки на Лисьем Носу. 
  - Огненное погребение? 
  - Если хотите, да... Кусок борта с литерами "Михаил Булгаков" долгое время стоял в моем корпункте на Невском проспекте. Но вся эта история, я имею в виду особый пункт в завещании Михаила Афанасьевича, привнесла в мою жизнь какой-то особый свет. Фотографию катера я послал Елене Сергеевне. До самой ее смерти мы вели с ней переписку. Подружился и со второй женой Булгакова - Любовью Евгеньевной Белозерской, которой были посвящены и "Белая гвардия", и "Собачье сердце". Любовь Евгеньевна надписала мне в свое время зарубежный томик "Неизданный Булгаков". Представляете, что для меня значила тогда и значит сегодня эта книга? Когда я был в гостях у Белозерской, она начитала мне на магнитную пленку рукопись своих мемуаров "О, мед воспоминаний". Теперь они изданы отдельной книгой, но голос Любови Евгеньевны по-прежнему звучит в моем доме. 
  На книжных полках Невельского, похоже, собраны все издания любимого писателя. Не выходит из головы мысль - как славно он обошелся с подарком Булгакова. Попади эти деньги в иные руки, может, были бы бездарно пропиты...
____________________________________

Тексты:

http://art.1september.ru/2003/18/no18_2.htm

http://www.izvestia.ru/retro/article3099357/

http://www.biblus.ru/Default.aspx?auth=179j0a1b9

Комментариев нет:

Отправить комментарий