понедельник, 29 июня 2009 г.

Попов Герман Алексеевич. Выпуск 1955 года.

Собственный корреспондент газеты "Советский спорт" в Петербурге.
Уже несколько поколений болельщиков выросло, читая на страницах "Советского спорта" репортажи и заметки о спортивной жизни северной столицы за его подписью. Подробности тысяч матчей футбольного "Зенита", хоккейного СКА, баскетбольного "Спартака" и других ленинградских - петербургских команд становились известны стране благодаря этому журналисту - Герману Алексеевичу Попову.
13 мая 2002 года ему исполнилось 70 лет, 45 из них Герман Попов работал собственным корреспондентом газеты "Советский спорт" в Ленинграде - Петербурге. Он член Союза журналистов с 1958 года, неоднократно отмечен наградами, в том числе особенно дорогой каждому питерцу медалью "За оборону Ленинграда", которую получил 11-летним школьником.
_______________________
Из анкеты, присланной на факультет журналистики СПбГУ...
ПОПОВ Герман Алексеевич, выпуск 1955 г., филолог-журналист. Родился в Ленинграде 13 мая 1932 г. Провел здесь все 900 дней блокады, потеряв в феврале 1942 г. умерших от голода 48-леинего отца и бабушку.
Окончив в 1950 году с золотой медалью школу № 308, поступил на отделение журналистики филологического факультета ЛГУ. Получив диплом с отличием, по собственному выбору поехал в Сталинабад (ныне Душанбе), где меня назначили и.о. отделом информации газеты "Коммунист Таджикистана". Заболев туберкулезом, был вынужден вернуться домой. Некоторое время работал(внештатно) в ЛенТАСС, а затем стал редактором отдела литературы Лениздата.
С 5 июля 1957 г. по 15 декабря 2001 г. был собственным корреспондентом газеты "Советский спорт" в нашем городе, обслуживая также (до конца 1986 г.) Ленинградскою, Новгородскую, Вологодскую, Архангельскую, Мурманскую области и Карелию. По редакционным заданиям часто выезжал в Псковскую область, Эстонию и Литву, реже в Кировскую область, в Финляндию и на Украину. С конца 1986 г. стал единственным представителем "Советского спорта" в Питере.
Я член СЖ с октября 1958 г. Входил сначала в первичную журналистскую организацию при корпункте "Известий", а затем в течение 16 лет был секретарем аналогичной организации – представительств центральных профсоюзных газет.
Я ветеран труда, инвалид второй группы. Награжден двумя медалями. Самая первая – "За оборону Ленинграда". Её мне вручили 8 декабря 1943 года, когда я учился в четвертом классе. В октябре 2002 г. получил удостоверение ветерана, участника Великой Отечественной войны.
Почему я выбрал своей профессией журналистику? Мои родители были преподавателями русского языка и литературы. Отец работал в обувном техникуме при фабрике "Скороход". Мама с 19I7 года преподавала в школах Московского района, став одной из первых в Ленинграде заслуженных учительниц РСФСР. Я очень рано научился читать. Когда мне было 6 лет, сочинил и собственноручно написал сказку под названием "Царь и король". За год до начала войны мы с Борей Федоровым, соседом по дому 50 по улице Марата, выпустили (в единственном экземпляре) иллюстрированную газету "Кипящий котел".
По совету отца, с 1 января 1941 года я начал вести дневник. Поначалу записывал не каждый день, а когда Ленинград оказался в блокаде не пропускал ни одного. Иногда не было бумаги – когда в 42-м работал на совхозных полях Всеволожского район, а в 43-м лежал в госпиталях. Когда бумага появлялась, то сразу же записывал все подробности нашей блокадной жизни. К тому же писал рассказы и стихи о войне, в основном для себя и для друзей по школе и по детдому, где тоже пришлось побывать. Моя первая газетная заметка (о школьных делах) была напечатана в "Смене" как раз в мой день рождения, весной 44-го. И в 301-й семилетней школе и в средней школе № 308 того же Фрунзенского района был редактором стенгазет.
Естественно, это продолжилось в Университете. Вместе с Игорем Масленниковым, ныне знаменитым кинорежиссером (выпуск 1954 г.) и другими членами редколлегии мы с несколькими однокурсниками ночами сидели в здании на Университетской набережной, 13, чтобы вовремя выпустить воистину великанскую стенную газету "Филолог". Она занимала почти всю стену длиннющего коридора. Два года я (конечно же, на общественных началах) вел отдел спорта многотиражки "Ленинградский Университет", где после окончания ЛГУ ответственным секретарем работал И.Масленников.
Производственную практику в учебные месяцы проходил в многотиражной газете завода имени Второй Пятилетки (очерки о лучших тружениках предприятия, фельетоны), в отделе информации и писем "Смены" (очерки о молодых рабочих, корреспонденции о событиях в сфере театра, кино, изобразительного искусства и спорта). В студенческие годы публиковался также в"Ленинградской правде", в "Вечернем Ленинграде"
На двух летних практиках трудился в промышленных отделах газет "Советская Литва"(1953 г., Вильнюс) и "Коммунист"(1954 г., Ереван) Почти полуторамесячной "Командировке" в столицу Литвы предшествовал случай, который нельзя назвать забавным. 5 марта 1953 года скончался Сталин. Да, мы скорбели. По коридору с "Филологом" несли потерявшую сознание однокурсницу... Мы слушали по радио, читали в газетах речи, произнесенные с трибуны Мавзолея Маленковым, Берией и Хрущевым. Потом нам читали их выступления на общекурсовом собрании, на заседаниях трех групп журналистики нашего курса. А затем в "греческой" аудитории, где иногда занималась 2-я группа, всё тот же текст зачитывал наш куратор. Сидя на задней скамейке в крохотной комнатке, с видом, на Неву, буркнул: "Сколько можно?" Сидевший впереди меня 34-летий студент, в прошлом фронтовик Пал Палыч (фамилию называть не хочу) на следующий день доложил о моей реплике в партбюро. И что же? Всех журналистов-третьекурсников направили на практику в областные и республиканские газеты, а меня – в районную. Обидно было, но я никому не жаловался. За меня заступи лось комсомольское бюро филфака, которое возглавлял Юрий Воронов (светлая ему память), командир нашего филфаковского отряда 1951 года на стройке колхозной Пожарищенской ГЭС в дремучей восточной части Ленобласти. И летом 53-го я отправился в еще не оживший после военных и прочих передряг Вильнюс. Там мы узнали об аресте одного из ораторов на Красной площади – Лаврентия Берии.
Несколько слов об университетских преподавателях. За редким исключением, они отличались высокой, культурой, отменным знанием предмета. Даже мне, не говоря уж о приехавших в Ленинград из разных мест Союза ССР и нескольких зарубежных стран, запомнились уроки изумительного знатока русского языка доцента Хавина. С первого же занятия Петр Яковлевич обращался к каждому из нас по имени-отчеству (сегодня даже А.С.Пушкина некоторые радиорепортеры чуть ли Сашей величают). А мы в своем кругу любовно называли этого умудренного опытом педагога "Папа Хавин". Немногословен, строг и абсолютно точен был блестящий практик типографского дела Борис Аркадьевич Вяземский. Нравились и были очень полезны лекции и рассказы о нелегком труде газетчике Валентины Григорьевны Березиной. Навсегда остались в памяти встреча будущих журналистов нашего курса с самым первым редактором газеты "Смена" (Сергеем Алексеевичем Масигиным). Кое-кого терпеть не могли, но таких профессоров, доцентов и аспирантов, слава богу, было немного.
Что касается "занимательных случаев", то, их было немало. Например, как однажды довелось сдавать экзамен по советской литературе. Мы договорились с тремя девицами из нашей группы, что они первыми появятся в так называемой "школе", в самом злосчастном месте филфака в 9.00, а я в 9.30. Я прибыл в назначенное время. Вижу – "школьный" коридор пуст, а рассерженный экзаменатор доцент Макогоненко запирает дверь аудитории, собираясь уходить. Пришлось взять удар на себя. Импозантный супруг Ольги Федоровны Берггольц смилостивился, не ушел. Около часа мучил меня Георгий Пантелеймонович. Я ответил на все вопросы билета, а потом мы беседовали на литературные темы. Я не во всем соглашался с маститым литературоведом, но мы находили общий язык. На прощание Макогоненко крепко пожал мне руку, а я просил его не судить строго опоздавших. Так оно и было.
Экзамен по политэкономии, ее, честно говоря, не очень-то мы любили. Ни один вопрос в билете не был мне знаком, но я сумел докопаться до истины, и молодой преподаватель поставил мне "отлично".
Экзаменатором был никто иной как будущий секретарь ЦК КПСС Вадим Андреевич Медведев. Впрочем, это неважно.
Довольно рискованной по тем временам оказалась предложенная мне И.С.Эвентовым тема дипломной работы: "Евгений Петров – журналист, публицист, редактор". Именно так, а не иначе, утвердили эту тему где-то "свыше". А ей предшествовала работа курсовая, где я рассказывал и о журналистской деятельности скончавшегося в 1937 году Ильи Арнольдовича Ильфа (Файнзильбергa), друга и соавтора Евгения Петровича Петрова (Катаева), погибшего в 1942-м. Меня попросили прочитать курсовую работу на заседании НСО (научного студенческого общества). Собралось с полсотни филфаковцев. Улыбались... А строки моего диплома, первый экземпляр которого, как положено, остался на филфаке ЛГУ, потом не раз цитировали исследователи творчества Евгения Петрова и его боевых дел в 1941-1942 годах.
Наш курс, образовавшийся в 1950 году, был многонациональным и довольно, дружным, хотя мы часто спорили. Кое-кто из выпускников нескольких русских групп, польской, болгарской, английской, французской, испанской и других учебных групп стали толковыми журналистами, хоть и не получили специальных навыков, обладая всесторонними знаниями, приобретенными на филфаке, они оказались нужными и в печати, и на радио, и на набиравшим тогда темпы телевидении. Что касается трех групп журналистики выпуска 1955 года, то очень неплохими газетчиками, тассовскими репортерами, редакторами стали Павел Михалев (Карантонис), Михаил Королев, Алла Белякова, Александр Виноградов, Игорь Захорошко, Викторина Кандыбко (Овечкина), Магдалина Никитина, Ирина Копысова, Николай Булычев, Владимир Иванов, Анатолий Штыков, Константин Ермаков, Юлия Попова (Сергеева), Андрей Герваш, Олег Калинин, Альма Фаворская, Ниеле Жюрайтите, Геннадий Талицкий. Майя Борисова стала поэтессой, Валентина Миронова – доктором филологических наук. Участник Великой Отечественной войны, а потом милиционер Евгений Хабло из нашей группы вместе с однокурсником, впоследствии доктором филологических наук Кириллом Горбачевичем издал несколько книг об истории улиц города на Неве. Окончив филфак, выпускник 1-й группы журналистики Хазби Булацев работал на сменившем отделение журналистики филфака ЛГУ журфаке СПбГУ. К сожалению, ни Хазби Булацева, ни многих из перечисленных и не перечисленных выше уже нет с нами.
За 50 с лишним лет профессиональной работы, 45 из которых отданы буквально каторжному, низко оплачиваемому собкоровскому труду, мне удалось выпустить две небольшие книги – "50 спортивных лет" (о Кировском заводе, совместно с Вас.Карпущенко) и "Спортивный резерв профсоюзов" (о легкоатлетической школе, заслуженного тренера ССССР В. И. Алексеева),написать I2 больших очерков для выпущенных Лениздатом сборников "Чего не знает болельщик" и "Легких побед не бывает". Регулярно печатался в журналах "Нева", "Аврора", "Костер", "Смена" (Москва), "Спортивная жизнь России", "Спортивные игры", "Легкая атлетика", в питерских газетах. Неоднократно получал призы за самые интересные материалы, несколько раз удостаивался титула "Лучший спортивный журналист Петербурга". Бесплатная газета "Пенсионер", которую опекало ведомство академика И.Спасского, несколько лет печатало(с небольшими сокращениями) мои блокадные записи – "Дневник мальчишки с улицы Марата". К сожалению, многотиражный "Пенсионер" перестал существовать в 1999 году, и отпечатанные типографским способом мой детские дневники военных лет оборвались на дате "27 мая 1943" года". Надеюсь издать их, хотя в нынешних условиях это маловероятно. Общий объем – 360 машинописных страниц.
Распрощавшись с "Советским спортом", с начала 2002 года пишу репортажи, корреспонденции, беседы, очерки и т.п. для газеты "Пенальти", издания Ассоциации спортивной прессы СПб. С января 2004 года работал над публицистическим циклом, посвященным 60-летию Победы, естественно, используя записи из своих блокадных дневников. K марту 2006 года в газете "Невское время" будут опубликованы 22 моих материала ("подвальных" размеров) о жителях осажденного Ленинграда, о рабочих, пожарных, милиционерах, артистах, художниках, кинематографистах, педагогах, медиках и, конечно, о школьниках.
О жизни нынешнего факультета журналистики СП6ГУ мало что знаю. Регулярно слушая передачи Радио России СПб, убеждаюсь ,что некоторые ведущие (когда-то их называли дикторами) несведущи в тонкостях русского языка, ошибаются в ударениях, не исправляют частые "очепятки" информационных агентств. Жаль, если среди них есть выпускники питерского журфака. Тем не менее хочется пожелать успехов родному факультету-юбиляру, который наверняка обладает такой технической базой, какой полвека назад не было на отделении журналистики филологического факультета ЛГУ.
Мои координаты: 195221, СПб, Полюстровский просп., дом 31, кв.30. Дом.тел.: 540-8591.
Попов Герман Алексеевич.
Большая просьба сообщить мне по телефону, что конверт с этой длинной анкетой получен.
Всего хорошего!
1 марта 2006 г.


Рыцарь спортивной журналистики

Спортивная журналистика Петербурга прощается с одним из своих самых преданных рыцарей – Германом Поповым.
Сорок пять лет в «Советском спорте» – вот главный итог в послужном списке Германа Алексеевича.

Еще учась в университете, он решил посвятить себя спортивной журналистике, потому что не только любил читать о спорте, но и сам с успехом им занимался. Легкой атлетикой, в частности.

Быть всю жизнь при любимом деле – великая удача. Но еще большей удачей было выжить в блокадном городе мальчишке, встретившему войну в свои неполные восемь лет.

Выжил, закончил школу, факультет журналистики ЛГУ и попал к такому замечательному наставнику, как Николай Шагин, заведующий корпунктом «Советский спорт». Герман и сам не раз говорил, как ему в жизни повезло.

Но вот – кончилась жизнь. И остается память о человеке. Будем помнить Германа Попова.

Союз журналистов Петербурга и Ленинградской области выражает глубокие соболезнования родным и близким Германа Алексеевича, скончавшегося 12 февраля на 79-м году жизни.

1 комментарий:

  1. "Невское время" в связи с закрытием газеты публикует материалы из редакционного портфеля. Таким образом 2 ноября 2016г. через 5 лет после смерти автора увидела свет его статья "Дружили четыре семьи" http://www.nvspb.ru/stories/druzhili_chetuere_semmzi

    ОтветитьУдалить